Сергей Есенин и Jim D. Morrison

Модераторы: perpetum, Дмитрий_87, Юлия М., Света, Данита, Татьяна-76, Admin

Сергей Есенин и Jim D. Morrison

Сообщение Mick » 14:29:49, Понедельник 02 Ноябрь 2009

Эту ветку предлагаю посвятить созвучному и непохожему в творчестве двух поэтов: Сергея Есенина и Джима Моррисона.

Как известно, Джим Моррисон считал себя, прежде всего, поэтом. Он очень обижался, когда его пытались выставить лишь популярным музыкантишкой или, что еще хуже, актёришкой на сцене, который делает спектакль, чтобы угодить все более низменным вкусам толпы и попсовой массовой культуры. Известно, что в конце своего творческого пути, Моррисон откровенно издевался над публикой, не без оснований считая, что вкусы непосвященной толпы становятся все низменнее. Он знал заранее, что ждет от него толпа - новых выходок в стиле гламура и эпатажа. Сам Джим Моррисон считал себя посвященным человеком и не упускал случая поиздеваться над толпой: поворачивался спиной, замолкал, или буйствовал и издавал животные звуки: все это воспринималось толпой на ура, девушки кричали в экстазе, молодежь-хиппи воспринимала это как бунт против западной цивилизации, остальной части толпы вообще было наплевать на музыку и стихи, их больше интересовали кричащие девушки, наркотики и возможность выплеснуть накопившуюся энергию.

Так что же скрывал Джим Моррисон? В чем заключалась его тайна? Почему он считал себя посвященным?

На эти вопросы, как водится, ответов нет. Но известно, что на закате жизни Моррисон начал отчетливо чувствовать, что он является марионеткой в руках каких-то неведомых ему, потусторонних сил. Джим Моррисон судорожно пытался выйти из-под влияния этих сил. Но все закончилось его гибелью.

Как и Есенин, Моррисон умер очень рано, в возрасте 27 лет. Вероятно, что к его смерти также причтастны спецслужбы. Только на сей раз не ГПУ, а ФБР. Об этом не узнать, поскольку вскрытия и медицинской экспертизы не было.

Как и Есенин, Моррисон обладал даром завораживать людей своим голосом. В то же время он был противником всего актерского и напускного, всего лицедейского. В юности он был под сильным влиянием творчества немецкого поэта, эстета и филолога, Фридриха Ницше. С точки зрения чувственного восприятия, Моррисон был «дионисейским» типом. По Ницше «дионисейским» типом в искусстве движит обезличенное начало, музыка, поэзия, живые образы. Помимо Ницше на Моррисона повлияли «проклятые поэты», в том числе Бодлер, а также Блейк и Артур Рембо.

В отличие от образности и чистоты Есенина, поэзия Моррисона – объединение мистики, символизма и иррациональности. Символично и название группы Доорс – Двери. В основе этого символа лежит буддистское поверье в существование «дверей восприятия» у человека, которые приближают его к бесконечности Вселенной. Только если «двери восприятия» чисты, ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ ПРИБЛИЗИТЬСЯ К ПРОСВЕЩЕННОМУ СОСТОЯНИЮ СОЗНАНИЯ. В противном случае, он будет задавлен в своем развитии чужими мыслями, чужими словами, чужими образами, которые будут роиться в его сознании (см. стихотворение «думы» Сергея Есенина) и наводнять все и вся своим шумом.

В песне приведения («The Gost Song») идиллия жизни американских индейцев входит в противостояние с разрушающим сознанием человека Запада. Точно так же Есенин описывает недостижимую для современного человека гармонию чувств, разума и воли в образном и чистом сознании русского крестьянина (Ключи Марии).

Если Сергей Есенин восходит в своем творчестве к языческим основам староверов и Древних Русов, Моррисон обращается к язычеству истребеленных индейцев Америки, словно воскрешая их дух во время своих шаманских обрядов на сцене перед оголтелой толпой поклонников.

Ценитель творчества Моррисона, Стивен Кинг, в своем Армаггедоне косвенно указывает на связь Моррисона с небезызвестным Черным Человеком. Черный человек Кинга выпускает на свободу убийцу и преступника. Разрушительный образ убийцы (преступника) встречается во мнигох песнях Моррисона: см. образ преступника (outlaw) в Not to touch the Earth или киллера в The End или в Riders on the Storm


Not to touch the Earth, Not to see the Sun –перекликается по настроению с есенинским « Не бродить, не мять в кустах багряных Лебеды». Только по-разному поворачиваются одни и те же настроения, у Есенина – тихая грусть, у Моррисона – все тот же дух разрушения.

Много общего с творчеством Есенина есть в посмертно изданной книге Моррисона: «Боги и новые создания» (The Lords and The New Creatures). Здесь есть образ «матрицы», содержащийся в стихотворении Есенина «Жизнь – обман с чарующей тоскою». Моррисон говорит, что «все игры, включая жизнь, содержат идею смерти». «Игра за мир кажется бесконечной, но она конечна – это всего лишь разные комбинации изображений» У Моррисона очень схожее видение города (см. для сравнения стихотворение Есенина «Город»): здесь только одна религия, религия обладания и господства. В центре всего этого секс, жажда чувственных наслаждений и грех. Это же видение (безудержной и тупиковой сексуальности города) отражено во многих песнях Доорс: Love Me Two Times, Light My Fire, Back Door Man...
Когда-нибудь, когда устанет зло
Насиловать тебя едва живую,
Ты выпрямишь свой перебитый стан
И расцветешь на зависть всем врагам
Несчастная, Великая Россия.. (И.Тальков)

Царь не отрекся от России!
Россия предала Царя.. (А.Мысловский)
Аватар пользователя
Mick
Профи
 
Сообщений: 1086
Зарегистрирован: 20:25:29, Вторник 13 Июнь 2006
Откуда: Moscow City

Вернуться в Творчество

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron