Анна Лапина:собрание сочинений

Модераторы: perpetum, Дмитрий_87, Юлия М., Света, Данита, Татьяна-76, Admin

Анна Лапина:собрание сочинений

Сообщение Анхен » 21:45:51, Суббота 30 Сентябрь 2006

Вот опять я. И вирши все мои, все до единого на данный момент. Три цикла - Всенощница, Канун Купалы, Струны виолы и недоделанные Эпоха ветра и Песни менестрелей. Надеюсь, понравятся. Спасибо всем, у кого хватило терпения все прочесть. С уважением, я

В С Е Н О Щ Н И Ц А

1.

Мне снилась церковь. Маковкой увенчана,
У входа бьет живительный родник –
Молитвослов печали неизлеченной,
И ангела на твой похожий лик.
Как тишина манит отречься заново!
Взойду я на высокое крыльцо,
Меня там встретит терпкий запах ладана,
И незнакомого священника лицо
Напомнит мне о долгом одиночестве.
Наставник без речей, без лишних слов
В моем прекрасном призрачном отрочестве
Дарует отпущение грехов.
И целый век не умалит мгновения!
В зеркальной ризе отразится блик,
Растает с наступленьем дня видение
И ангела чарующего лик.


1992



2.



Вставлю четыре жемчужины
В бирюзовые бусы мои.
Четыре слезы не осушит
Магический камень любви.
В черной одежде монашеской
Ночь обнимает крест.
В заросли дикой ромашки
Пролился дождем благовест.
И на рассвете бесшумно
Приду на окраину лета,
Где грезят монахи юные
О вечной обители света.
Только взглядом и мыслями
Попрошу незнакомого инока:
Помолись за меня Господу
И за моего любимого,
Помолись за далекую родину,
За счастье друзей и родителей…
В бездну лет благоденствие брошено –
Об ином Бога просить ли мне?
Наваждение-тени безликие
Не пророчат мне счастья, но все-таки
Подарю молодому иноку
Бирюзовые бусы-четки.


1992


3.


АКАФИСТ



Необъятность озерной купели. Осанна!
Крещена я именем твоим осенне-багряным.
Чудо – воскресшему, упование странницы –
Святая пророчица Анна.

Души утешатся вечным знамением
Неба и сна,
Радуйся в день моего воскрешения,

Радуйся! Поет колокол
Литургию дождя в тумане.
Ветви берез мокрые
Благовествуют: Анна.


Октябрь 1992


4.

Чу! Запах трав мимолетный,
Чабрец и ромашка (и вот они – дни колдовства!)
И звон колокольчиков сонный
Как зов, различимый едва.
Свету июльской небыли
Переполненный нежностью ветер
Слагает сонет.
Оборвет календарь календулы
Одинокого лета кларнет.
Пасмурной негой наполнены
Рощи и все перелески,
Все луговины,
Вся память, все дни.
Лишь по ночам дыхание лунного блеска
Шепчет душе: до рассвета усни.
Среди тишины лета земного рая
Звон колокольцев тише, чище, смелее.
И как непонятное счастье мой день озаряет
Воспоминание о волшебном елее.


1992

5.

Кромка луны располневшей
Слегка покороблена
Тучкой наплывшей.

Отблеском храмовых свеч
Тишина коронована,
Ветра не слышно.

Там, вдалеке, на равнине,
Буду молиться.
Дом опустевший покинув,
Я буду молиться.
Зов мой да будет услышан,
Ответ да приснится!

Страх непонятный отринув,
Лику святой принесу я моленье.
Связаны в узел единый
Боль и сомненья.

С неба тянется лунная длань,
Принимая хоралы и гимны,
Мантры, прокимны – дань земную…

Ночь покрывает черной порфирой даль,
Купольный крест обнимая
И нежно целуя.


Июнь 1993


6.



АЛЛЕГОРИЯ АРХАНГЕЛА



Греза иль бред? От усталости нет мне спасенья.
В полумраке – бессонница,
В стуке часов – отреченье.
Серые тени бесшумно проносятся мимо.
У изголовья постели склонился незримо
Темноволосый архангел
С жемчужными четками в нежных ладонях.
Свежесть ночная приносит мне сон беспокойный…

*

Сквозь сон и шум дождя ночного
Пророческое слышу слово –
То шепчет ангел белокрылый
Святое имя Рафаила.


1996

7.

В мире одно постоянство –
Пространство, пустое пространство.

А где я во сне бываю –
Не знаю, мой Боже, не знаю.

Мои руки, что скрипку ласкали,
Устали, мой Боже, устали,

И сердце, что нежно любило,
Остыло, мой Боже, остыло.

Как жить мне на белом свете?
Ответь мне, Боже, ответь мне!..

- В мире одно постоянство –
Пространство, пустое пространство,

Все раны твои излечит
Вечность, раба Моя, Вечность…


24 декабрь 1994


8.


Необычно, непознанно, ново…
Мариам, еврейская дева,
Колыбель качает Христову,
Качает робко, несмело.

Долгим взглядом приникнув
К сонмам времен незнакомых,
С удивленьем взирает на лики
Мадонн на старинных полотнах.

Свет печали в глазах бездонных,
Кто-то найдет ему равный
На чудотворных иконах
Богородиц-сестер православных.

Свет печали в глазах бездонных,
В этом свете – истина мира:
Жаждой ночей бессонных
Не сотвори же кумира!

Честнейшую херувим величаем,
Поклоняемся, любим, просим…

Задумчиво дева качает
Колыбель в холодную осень.


1994

9.

Солнце в преддверии ночи
Стремится за кромки озер.
Вехи сплетают узор
Апрельских дождей непрочный.

Смятым веером брошены
В воду все отражения.
Будущие искушения
Кажутся легкой ношею,

А за грехи за прошлые
Время расплаты минуло…

Не занесло бы порошею
Апрельские ночи синие.


10.

Исчезла ночь. Опять рассвет.
Опять смятение дневное.
В окне моем блуждает свет,
И я прощаюсь с тишиною.

Давно пора гасить свечу,
Пора прогнать оцепененье.
Но я не рада дня явленью,
Еще немного помолчу.

Мои мечты опять просты:
Постигнуть тайну мирозданья
И эти муки созиданья
Исповедальной темноты.

1993


АЛЛЕГОРИЯ ЛОЙДЗ


Свидетели страданий – звуки,
Сон, фиолетовый кристалл…
И ловят тени чьи-то руки.

Сквозь мягкий лунный свет незримо
Аккорд прощальный прозвучал,
Как посвященный пилигриму
Мой неоконченный хорал.
Пронзила деки невесомость,
На струнах слезы как хрусталь.
Как надоевшая истома –
Фатальный бред, мечты спираль.
И свежесть звуков вдохновенных –
Загадка вешних травных рос.
Недосягаема, нетленна
Моя божественная Лойдз.
Освободи, хочу проснуться,
Вкусить бессмертья аромат
И вместе с Лойдз туда вернуться,
Откуда нет пути назад

*
Скрипка с именем розы – Лойдз –
Безнадежно хрупка на коленах моих,
От времени неотдалима,
Тайна сокрытая, неразрешимый вопрос.
Стал неоконченным мифом дар пилигрима.



* * *

Прибрежный ветер яростен и мудр,
Ракушка в пальцах – точно птица в клети.
Сверкая, крошатся столетья,
Осанну морю шепчет хрупкий перламутр
И, осыпаясь на песок морской
Давно забытым снегом,
Летит на книгу между строк.

Прибрежный ветер яростен и мудр,
Но не задуть ему свечи заката.
Вновь затихает всплеск вдали ферматой
И одиночеством средь каменных скульптур.

Нефритовая зелень моря,
Неистов луч морской зари вечерней…
Пробьет прощальный час земной Вечери.

Осуждены, обречены неправдой
На ложное присутствие людей.
Закат и море скучною тирадой
Заключены в кольцо идей.

По-прежнему душа томима
Желаньем знать наверняка,
Что невиновного рука
Отметит на скрижалях века
Перечисление чудес,
Сотрет чужие письмена,
Мои начертит имена,
Достойные принцесс.

Апрель 1993


* * *

Виолончельный звук бессонницы
февральской –
Как эхо летнего заката.
А впрочем, скоро май!
Перечисляю даты,
Их – с полнолуньем – тридцать
И еще одна, весь май – наш праздник,
Но знает лишь февраль-проказник,
Что по ночам мне снится.
Ослеплены навязчивой тоской
Большой квадрат окна
И сумеречный сонный зной –
Приснившаяся мне любовь,
Новоначальная весна.
Придумай мое счастье!
Мерцает словно аметист
Звезда волхвов и пастырей,
И всюду зов: вернись, вернись
Как прежде – незнакомым Мастером
И с неба – теплым ливнем – вниз.
Тоска по травам и дождям –
В ладонях спрятанное кредо.
Лишь в этом суть спешащих следом
Среди сугробов непролазных.
Свернуть с пути не стоит торопиться,
Ведь скоро май, и ожиданье – праздник,
Но знает лишь февраль-проказник,
Что по ночам мне снится.

Февраль 1993


* * *


Старинный перстень мне в наследство дан –
Александрит в серебряной оправе.
И глядя на сверкающую грань,
Я думаю о почестях и славе,
Что принесет мне этот талисман.

Мерцает свет лилово-голубой,
И каждому та двойственность знакома.
Я представляю истину иной:
Нельзя прожить, не преступив закона
И не нарушив клятвы ни одной.

…Луга и родниковая вода
Разбавят горечь городской отравы.
Смотри, какая яркая звезда! –
Кольцо роняю в скошенные травы,
Потери не заметив, как всегда.

Не уступлю за тысячи корон,
Засохший клевер разгребу руками.
Но с неба падает звезда в мою ладонь
И превращается в лиловый камень,
Как воплощается давно забытый сон.


Июль 1993


ЭКСПРОМТ

И.

Здравствуй, хмельной фавн,
Укравший веру лесной нимфы.
В твоих сиреневых глазах по утрам
Блестит золото угасшего нимба.

Оборви ветку пихты и в воду ее брось,
Отломи ветвь осины, в костер ее брось,
Но не пугайся колокольного звона
И на увядшей траве дождевых слез.

Твое беспредельное озеро
Еще не покрыто льдом.
Я не знаю, что с ним и тобой
Будет потом.

Январь 1994



* * *

За добро нам всегда платят злом,
За любовь платят злом беспощадным.
До могилы, до смерти – излом,
Души связаны нитью тончайшей,
Скрещены, сплетены – наплевать!
Ты безжалостно рвешь эту нить.
Будешь долго меня убивать,
Буду вечно – назло тебе – жить.


1 ноябрь 2000


* * *

Ранила радость птицу тоски,
Ранняя рана –
Рассвет у реки.
Небо туманно,
Расплакаться хочет,
Странная рана
Не кровоточит.
Пасмурным, пасмурным летом
Нежданно
Снова затянется
Алая рана.
Будет все так,
Как и было вначале –
Снова наступит
Время печали.

Апрель 1993


ЗДЕСЬ

Здесь снега нет, и нет дождя,
Здесь нет врагов, и нет друзей.
Мой ангел не узнал меня,
Бросая лепестки в ручей.

Здесь против ревности святых
Бессильны слоги заклинаний.
Прикосновенье рук твоих –
Предел моих земных желаний.

Здесь одиночества свирель
Лелеет черный тополь-схимник,
И пасмурный, сырой апрель –
Предел моих мечтаний зимних.


1993

ЭКСПРОМТ

Хрустальная урна
С прахом цветка…
Из песни уходит
Немая строка.
Ниточка жизни
Незримо тонка,
Коли напомнят,
Что участь горька,
Коль не протянется издалека
С лаской и помощью
Божья рука.
Участь горька
И печаль глубока.
Не расцвели бы
Четыре цветка.

Июль 1995


НА ВОДЕ (миниатюра)


Монотонно в плену уключины
Совершает весло арабеск,
Погружается в воду беззвучно
И в душе отражается всплеск.

Сколько боли в том нежности всплеске!
Оттого и печаль в глазах…
Тонкость пальцев в брильянтовом блеске
Тонет в черных твоих волосах.


3. 01. 97
* * *

За окном метели пели,
Поцелуй был нежен, сладок…
Мы из тысячи загадок
Разгадать одну – сумели.

За окном мели метели,
Но тепло в объятьях тесных,
Мы из сказок всех прелестных
Рассказать – одну сумели.

Манит день благоволеньем
Яркой солнечной купели.
Обручиться – не хотели,
Разлучиться – не успели.


1996

* * *

Птица, беспечностью раненая,
Околдованная радугой,
Сном ранним обрадованная,
Руки к тебе протягиваю
И творю заклинание:
«Стань моей…»


31 март 1997

* * *

Я не хочу, чтобы видел ты мои слезы,
Однако я плачу.
…а где-то бушуют весенние грозы,
И лес покрывается дымкой зеленой,
А грусть не проходит. Что это значит?
В луг, ароматом весны напоенный,
Во влажную землю вливается воздух,
Такой же весенний, такой же прозрачный
Как взгляд твой, который, увы, ты не прячешь.

Далекая родина снится мне каждую ночь,
Тоску неземную не в силах душа превозмочь.
Но что же мешает к земле этой сердцу остынуть?
Как это ни странно, тебя не могу я покинуть.

1989

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ЦИКЛ «ЛЕТНИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ»

(ЭПИГРАФЫ)


ЭКСПРОМТ

Уйти туда, где нет теней,
Где мягок сумрак близкой ночи,
Где день чарует как рассвет,
Где луч заката позолочен.

Вдали от шума городов,
Где снятся сны о вечном лете,
Взойди на озаренный заходящим
солнцем холм
И – хочешь, думай обо всем,
Или же слушай ветер.



ДОЖДЬ. СОН В СТИХИИ

Ты скажешь мне: «здесь нет дождя».
Я посмотрю в твои глаза и так отвечу:
«Дождь где-то на земле, а мы за облаками,
Но если хочешь чувствовать дыхание воды,
Давай вернемся вниз…»

1991


АВГУСТ. ПОЛЕТ НАД ХОЛМОМ

От неба до земли незрима вечность.
Так хочется в той вечности лететь
Не ощущая времени и тяжести стихий!
Над лесом птица пролетает
И над холмом, где ты стоишь,
Где молодой ковыль лобзает ноги
И шепчет ветру о тебе.
Заходит солнце. На пригорки
Ложатся длинные таинственные тени,
И всюду – тайна бытия.
На небе нет ни облака. Да, вечность это!
Как ничтожен мир для птицы
Той, что пролетает мимо,
Ты смотришь на нее, но от земли
Не оторвешься, вслед не полетишь.
И птица пролетает мимо,
Летит к закатом позолоченому лесу,
А ты стоишь на склоне в забытьи
И смотришь вслед без зависти и боли,
Без сожаления, тревоги и потерь,
Не чувствуя теченья времени,
Не думая о бренности земной,
Отрекшись от усталости,
Забыв о суете,
Лишь воздух ощущая…


1991
БЛЮЗ

Д.С.

Какой странный день!
Впервые
Жаркое солнце после долгой холодной
зимы.
В складках серых одежд
Спрятаны лень
И обесцвеченные сны.

Какой странный час!
Инкарнация стекол вагонных –
Дорожная грязь.

Сквозь неуют оконный,
Затянувшийся бег,
Я вспоминаю вас.

Какая странная жизнь…
Она началась давно –
Много веков назад.

В поисках новых потерь
От лета до лета
Я снова бреду наугад.


1993

* * *

Устало снимаю маски
Одну за другой, терпеливо
В слова превращая краски,
В стихи превращая мотивы.

Строю высокую паперть
Храма слепого отчаяния,
Сажаю свой сад, что заперт
На засовы молчания.

Тайны за буквами липкими
Срезаны острым лезвием.
Не за моими ошибками
Охотятся музы поэзии.

Нужна им моя бессонница,
Когда благовесты майские
Расцвечены ярким солнцем
Будто шелка китайские.

Нужна им моя доверчивость,
Но как же себе довериться?
Подвластен ветрам, опрометчиво
Флюгер изящный вертится;

И колесница Фортуны
Сломалась, не выдержав тряски…
И я в саду моем лунном
Устало снимаю маски.

1992

* * *

Когда в середине августа
Поднимается в небо луна,
Вырастают лиловые астры,
Боль земли выпивая до дна.

Беспощадные ночи длинные
Превращают в черный хрусталь
Обожженную жестким инеем
Фиолетовую печаль.

Это все, что осталось от прошлого,
Но и этого не сохранить.
За такие потери можно ли
Безрассудно кого-то винить?

Осень полнится новой любовью,
И светлеет небесный престол –
Эти астры с земной болью
Выпивают мою боль.

Для меня словно притча новая
Эта радость – ясна и чиста.

Помнишь, звезды терпко-лиловые
Украшали подножье креста?


13. 07. 98


* * *

Вот и ночь. Отзвенела скрипка,
Перелистан давно часослов.
Пламя свечки качается зыбко,
Ткет канву для предутренних снов.
Лунного света сопрано
Приглушает портьера окна.
Дремлют клавиши фортепиано,
Трепет бликов прозрачных, пиано,
Пианиссимо, тишина…

1994


ЭКСПРОМТ

Мое имя – цвета неспелой вишни,
Шелковой алой крови.
А то имя, что шепчу неслышно,
В желтый согретый песок
Превращается в букве и слове.

Даже на земле, видно, живут по законам радуги!
Жаль, что рядом с моим в книге небесной
Не напишут имя бирюзовой радости,
Точно листва юная, прелестная…

1997


КАНУН КУПАЛЫ

Приведу тебя в дубраву,
Напою рукою робкой
Не водицей, не отравой –
Зельем сонным, приворотным.
На тебя венок надену
Из душистой медуницы,
Уложу в тени деревьев,
Где в листве ютятся птицы.
Напою зеленым зельем,
Назову прекрасным Лелем.
Не тревожа, буду тихо
С ветром радостным шептаться
И тобою, друг мой милый,
Вдоволь буду любоваться.
Коль проснешься, не полюбишь –
Не раскрою этой тайны,
Все равно любимым будешь,
Мое сердце – луг бескрайний.

Июнь 1993


* * *

- Девушка в белом венке из хрупких цветов,
Что ты грустна, почему ты одна?
Где твой любимый?
- Возлюбленный мой в дальний лес
За омелой ушел,
К рассвету вернется.

- Милая девушка, в темной чащобе лесной
Пташки вечерней заре свои гимны пропели.
Возлюбленный твой стал моим Лелем,
Фиалки и медуницы были нам ложем,
Скрытым высокой травой.

Сент. 1994


* * *
Слезы твои что вода родниковая –
Льются и льются.
Полно печалиться, плакать довольно –
Люди смеются.
Счастье украдено – видно, так было
Богу угодно.
Ветер утешит, а в сердце обиды
Что птицы – свободны.
1992
* * *

Трудно, играя с собой в чет и нечет,
Расстаться с порочащей славой.
Больше судьбу не придется калечить
Мне ворожбою лукавой.

И перед сим покаянием сладким
В храме с молитвой немою
Я исповедаюсь Богу украдкой,
Свечи поставлю к налою.

Вновь чистотою душа облекается –
Сон мой и ясен, и светел.
Верю: любовью твоей награждается
И добротой – добродетель.

Очищением словно полжизни отобрано;
Помня пророчество вещее
Жду терпеливо и долго, но где оно,
Счастье, что снами обещано?

Все ли иконы перецелованы?
Каяться нет больше силы…
Зелье хмельное тебе уготовано –
Пей же, мой ангел бескрылый!

31 март 1997

* * *

Ну, посмотри на меня, нелюбимую, -
Вот что наделал ты, милый, отважный мой!
Косы распущены, плат с херувимами,

Век бы не каяться перед невинными,
Век бы не видеть веночка бумажного!

Руки уснули, заботливо спрятаны.
Их согревают покровы печальные.
Пальцы не знали подарка занятного –
Тонких колец, серебра обручального.

Смейся, дразни теперь, коли получится,
Трогай несмело мягкие волосы.
Мне ли любовью безропотно мучиться?

Я – птичья недоросль,
Нежная водоросль.

Буду тебе в полнолуние сниться,
В солнцем пронизанном шелковом платье
У изголовья постели кружиться
И улетать беззаботною птицей
Ветру в объятья.

26.04.97 Пасха, Красный Яр


* * *

Розы и жемчуг – алое с белым,
Пламя и лед – вперемешку.
Вьюга последняя жестом несмелым
Вяжет в сугробах мережку.

Розы приникли к поблекшим устам,
Только глаза что бесовское зелье.
Знать, оттого, что колдует весна,
Взор мой так зелен.

Хоть не видать ожиданью конца,
Жемчуг с рубином приснится.
Взглядом лукавым да блеском кольца
Приворожу мою птицу.

Вот и конец,
Вот и итог:
Жемчуг – в венец,
Розы – в венок.

10 дек. 1993


* * *

Не смутилось сердце прелестью,
Да пленилось сказкой чудною.
Только те, кто губит ревностью,
Дарят перстни изумрудные,

А у ангела бескрылого
И гроша не сыщешь медного.
Знаю только – в сердце милого
Спят сокровища несметные.

Не кольцом одарит – нежностью,
Поцелует – не обидит…

Кто со мной в мечтах натешился –
В жизни счастья не увидит.

20 дек. 1998



* * * “Канун Купалы”


О Греза! Одинокий Лель
Еще не бродит по земле
И не зовет меня с собой куда-то.
Поблекла бирюзовая пастель –
Вот за грехи мои расплата.
И ангелом моим был унесен
Жемчужно-розовый венок,
И горьким стал прекрасный сон…
Быть может, это рок?
Забудешь ли о счастье, вскоре
Покинув свой небесный вертоград?
Забудешь ли, что стало гулким горем?
И свежий ветер, несший аромат,
Как белый голубь, заблудившийся над морем;
Пустынный берег озарит закат,
Минует небо чаша гроз,
Ты станешь петь, не зная муки,
И будешь плесть мне в час разлуки
Венки из жемчуга и роз.

1993


* * *

Прости, одинокий Лель,
Прости за истлевшее прошлое,
За невозвратную новь,
За теплый сырой апрель
И за мою любовь.
Наяву, а быть может, во сне,
Бегу я навстречу тебе
Сквозь утреннюю метель,
Сквозь пелену перелеска,
И падает в заросли вереска
Твоя золотая свирель…
Прости меня, милый Лель,
Желанно безумство грез,
Помята лесная постель,
Потерян венок из роз.

Прости меня, милый Лель,
Возлюбленный,
Схимник, любовью моей
Погубленный.

Прости же меня, мой Лель,
Дарующий сладкий недуг
Во плоть облеченный дух
Непокоренных земель.

Прости меня, милый Лель.

1993


* * *

Предсказание вещее старой заветной колоды
Под вечер судьбу мне пророчит. Затеплю свечу,
Под монотонное пение зимней погоды
Азбуку древности вновь втихомолку учу.
Ночь за окном забавляя, мерцает лампада,
Снова реалии снов в темноте сплетены.
В полночь вода и огонь совершают обряды
В мире, покорном владычеству полной луны.
Тени по стенам танцуют и в зеркало входят
Медленно, исподволь и потому – невзначай.
Сень заклинанья на карточной старой колоде,
У дамы бубновой в ладони увял молочай.
Что это – греза, мираж или духа явленье?
К картам, небрежно разложенным, взглядом приник
Неосененный крестом, очарованный тенью,
Верящий в тьму мой прекрасный безмолвный двойник…


ПЕСНИ МЕНЕСТРЕЛЕЙ СЕВЕРНОЙ АНГЛИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ


Пролог

Счастлив тот, кому в этот вечер
Никуда не нужно спешить,
Кому долгожданная встреча
Не нарушит покой души.

Счастлив ловящий в ладони
Неяркий вечерний свет,
Счастлив смотрящий без боли
Заходящему солнцу вслед.

Счастлив, кто отдыхает,
Еще не успев нагрешить,
Кто трудностей нынче не знает,
Не стремится их разрешить.

Счастлив, кто неба загадку
Не торопится разгадать,
Счастлив, кто в жизни сей краткой
Ничего не успел потерять.

Кто не убил надежду,
Того не постигнет тлен.
Тот, кто любим нежно,
Вовеки благословен!

Кто дорожит покоем,
Отринет гордыню и месть,
И в суете не прогонит
Сердца благую весть.

Явлена миру будет
Истина - вечный закон.
О ней говорили люди,
Молчание - суть времен.

1993 (1997 ред.)



***

Белые розы в твоем саду
Умыты холодной росой.
В час полуночный нежданно приду,
Чтоб встретиться, дева, с тобой.

Там за ажурной решеткой окон
Дремлешь среди теней.
Скоро прогонят призрачный сон
Звуки лютни моей.

Полно, мой ангел, дремать; проснись!
Выйди навстречу мне.
На влюбленного странника ты не сердись,
Поющего при луне.

Праздничной ночью простимся с тоской!
Горожанок наряды пестры.
Сарабанда звучит; у стены городской
Еще не погасли костры.

Будем с тобой всем на зависть плясать,
Сказочным станет мир.
Буду тебя до утра обнимать,
Утром - хоть в монастырь.



* * *

В час бытия наступает эпоха ветра,
Но это не значит, что кончилось
время дождей.
Да не смущается сердце бессильем
холодного лета
и непонятным капризам совсем
незнакомых людей.
Не пропустить этот час,
На равнину из города!
К черту – в бреду – исковерканный
ветром покой.
Кончился дождь, уступив разнотравье мокрое
На день-другой.
…А в тесной квартире ожили зажженные свечи,
Сумрак в окне обозначил мерцающий фон.
В город уснувший примчались ветер и вечер,
Дождь принеся в подарок и чей-то сон.
И кошка с глазами весталки, богами отмеченной,
Вновь ни о чем не расскажет тебе.
Миг тишины продлевает молчание вечности,
Чтоб разобраться в неправильной чьей-то судьбе.

Наступает эпоха ветра…

1993

* * *


Пасмурный март – летаргический сон.
Путь в никуда: провода, перелески…
Мчится по кругу плацкартный вагон,
Мерно качаются две занавески.

Непостижимо унылый пейзаж,
То ли весна, то ли осень – не помню.
Влажных ветров будоражит кураж,
Пленом становится клетка вагона.

Там, на равнине, разрушенный храм.
Звонниц зияют пустые глазницы.
Где у престола парил фимиам,
Нынче ютятся лишь ветер да птицы.

В поезде гулком и полупустом
Разум с душой поменялись ролями.
Режется свет запыленным стеклом –
Гранью бесцветною между мирами.

Скованы мысли тетрадным листом,
Млеет строка стихотворным началом.
Эта весна меня в храме пустом
С ветром равнинным навек повенчала.


Это всегда мимолетно, как сны,
И на безумие что-то похоже –
Следом бежать за дождями весны,
Боль забывая. Ты птица? Я тоже.

5 ноябрь 2002


* * *

На остановке
Стоять на ветру в одиночестве –
Вот беспредел
Страданий душевных, нежданных,
Вот крест нам, безумным!
Терпи наказание это, коль жить захотел
В мире подлунном.
Хочешь – молись всем богам
Или плачь от бессилья,
Жди терпеливо везенья черты.
Падаю, друг мой,
Я падаю в пропасть – без крыльев.
Где же ты, где же ты, где же ты?
Где же ты?

1996


Von Stefanos Tsialis

DIE BRATSCHESAITEN
Струны виолы

Sul A

Творю молитву – слышится ответ.
То шепот ангелов?
Дыханье моря? Бред?
Предчувствие довлеет надо мной,
Струится матовой холодной белизной
Рассвет.
И растворилась эйфория снов,
Бесчисленных побед и поражений
Среди белесых облаков,
Их бесконечных отражений.
Здесь стерта грань между зимой и летом,
Закат, восход ли? Время в точке ноль.
Пространство оживляет шорох волн
И в брызгах – преломленье света.
И не удержит вечной кары страх
В познаньи истины разбить, разъять святыню.
Обречена душа блуждать в мирах,
Забыта мною исповедь, но имя
Порхнуло с уст пугливой белой птицей,
Его шепчу молитвою случайной.
Расколота жемчужина. Пытливый взор
Читает перламутровый узор
Напрасно. Тайна остается тайной.

20 март 2001


Sul D
(Bach, Preludie d-moll)


Рассыпалось – к добру ли? – ожерелье,
Наполнены жемчужины тоской.
Распятьем кипарисным над постелью
Манит, зовет заоблачный покой.

Лиловый бархат на каминной полке
Лелеет в складках медный медальон.
Тот образ, отвращенный словом колким,
Перерождается в забытый сон.

Любовь что перед Богом преступленье –
«Не сотвори…» Не лги, лица не прячь.
За взлетом неминуемо паденье,
Бессилье откровенья – тихий плач.

Как много в этом мире одиночеств…
О, если б только легкости рукам!
Лекарство от наветов и пророчеств –
Молитва вездесущим облакам.

23 апрель 2001


Sul G

Неузнанность в зеркальном отраженьи,
Сиянье чистых квинт – мажор? Минор?
И снова звук, и снова наважденьем
Поет незримый хор.
Свет сломан гранью, лабиринт очерчен.
В плену зеркал… Да нужен ли побег?
Теченье времени приостановит вечность.
Оно застынет и рассеется как снег,
Бесцельно погружаясь в то пространство,
Где обертоны завершат полет.
Дыхание импровизаций танца
Стирает след прозрачных хрупких сланцев,
И тает тонких линий лед.

10 май 2001


Sul C

Замкнется луч в нефритовом кольце,
Небрежно искупается в пыльце;
Мелькнув знамением в полуденном окне,
Теряется в озерной тишине.
Украсит бархатом цветущая земля
В тепле цветка уснувшего шмеля.
Рисуют светотени свой узор
Вечерний; блики облаков мелькают,
Среди листвы скрывая чей-то взор
Спокойно-карий.
Склонился к горизонту солнца диск,
Рождая ощущение рассвета.
И отражением в пруду – октавой вниз –
Последний, самый теплый, выдох флейты.

10 май 2001
Анхен
Профи
 
Сообщений: 1027
Зарегистрирован: 22:19:07, Пятница 21 Июль 2006
Откуда: Башкортостан - цветущий край

Сообщение Nika » 01:12:41, Воскресенье 01 Октябрь 2006

Анхен, это круто!!!! Филосовские у вас стихи, необычные, неординарные очень, и образы интересные!!! Местами я, правда, не поняла, о чем речь идет... Некоторые стихи на японские хоку похожи! Это так задумывалось специально или мне показалось? Я не все прочитала еще, но то что читала - было очень интересно!!!! Продолжу обязательно чтение, очень я заинтересовалась! :wink:
Аватар пользователя
Nika
Супер-Профи
 
Сообщений: 4408
Зарегистрирован: 22:35:52, Вторник 25 Июль 2006
Откуда: Москва

Сообщение Анхен » 11:12:57, Воскресенье 01 Октябрь 2006

Спасибо!! Некоторые вещи писались в юности, и сама не поняла, о чем речь идет
Анхен
Профи
 
Сообщений: 1027
Зарегистрирован: 22:19:07, Пятница 21 Июль 2006
Откуда: Башкортостан - цветущий край

Сообщение Данита » 21:06:23, Воскресенье 01 Октябрь 2006

Анют!!! Ну я тебе разве еще не говорила, тебе печататься надо! НАДО!!! Супер!!! Супер!!!!! Здорово!!! Вот вещи!!! :idea: :idea: :idea:
Аватар пользователя
Данита
Супер-Профи
 
Сообщений: 6458
Зарегистрирован: 17:14:58, Четверг 02 Март 2006

Сообщение Катя » 03:15:19, Понедельник 02 Октябрь 2006

А вдохнула и не смога выдохнуть - они захватывают! Это чудесные стихи - откровения слова! Я потрясена!! Спасибо ВАм!
И поздравляю с открытием темы)

С пожалениями дальнейших успехов и прозрений - ибо они у Вас чудо - Катя
Бахвальство чуждо поэзии, сомнения... и путь в поэзию закрыт, трепет - вот настоящее чувство поэта.
Аватар пользователя
Катя
Мастер
 
Сообщений: 593
Зарегистрирован: 21:06:07, Пятница 25 Ноябрь 2005
Откуда: Москва

Сообщение Анхен » 11:35:02, Понедельник 02 Октябрь 2006

Народ, спасибо!
Анхен
Профи
 
Сообщений: 1027
Зарегистрирован: 22:19:07, Пятница 21 Июль 2006
Откуда: Башкортостан - цветущий край

Сообщение Juliette » 13:25:02, Вторник 10 Апрель 2007

Juliette писал(а):
Александр Вегент писал(а):....
Спасибо, Джульетта! У вас всегда светлые отзывы! "Ложатся на душу лепестками добра и радости"!!! (Так по-моему Катя писала) :) Спасибо!


Просто у нас на форуме очень талантливые люди собрались. Правда, очень приятно читать новые стихи. Видишь, что люди вкладывают в них душу. У поэтов совершенно особенный склад ума, принцип восприятия жизни, действительности. Всё пропускается через призму художественного восприятия, находит свой искренний особенный, неповторимый отклик! Именно этому особенному, неповторяющемуся восприятию вещей я очень рада, я, действительно, очень всем благодарна за чудесные стихи, за то, что творческие люди готовы открыть тебе частичку себя, готовы поделиться с тобой своим видением! Спасибо! Все такие разные, такие талантливые! Очень рада, что все здесь!

:wink:

Все стихи я делю на разрешенные и написанные без разрешения. Первые – это мразь, вторые – ворованный воздух...
~ О.Мандельштам ~


Изображение
Аватар пользователя
Juliette
Супер-Профи
 
Сообщений: 4873
Зарегистрирован: 06:42:44, Четверг 12 Октябрь 2006
Откуда: Барнаул


Вернуться в Поэзия

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1